ЛаЛаЛань

А у них?.. Заморский опыт

Библиотекам
Кроме дистанционного обучения и работы в российских реалиях на библиотечной онлайн-конференции «Будущее наступило, или Как библиотеки спасли мир» 19 июня обсудили и работу зарубежных вузов, издательств и библиотек. Обсуждение состоялось в рамках второго круглого стола «А у них?.. Заморский опыт». Модератором круглого стола выступил Кузнецов Александр Юрьевич, исполнительный директор консорциума НЭИКОН.

Разумова Ирина Константиновна, заместитель директора по научной работе НЭИКОН, выступила с ключевым докладом под названием «Глобальные внеплановые учения по ОБЖ», в котором проанализировала переход на дистанционную работу академического сообщества за рубежом, основные аспекты взаимодействия со студентами и преподавателями, стратегии возвращения в офлайн.

Ирина Константиновна сразу обозначила, что на фоне непонятных и нелогичных вещей, которые происходят в окружающем нас мире во время пандемии, иностранное академическое сообщество, включающее в себя руководителей науки, финансирующие организации, издателей, университеты и библиотечные консорциумы, оказалось на высоте в подготовленности к удаленной работе. Еще 13 марта 2020 года руководители науки стран Большой двадцатки обратились к издателям с просьбой обеспечить свободный доступ, повторное использование и text mining результатов исследований коронавирусов.

Text Mining (интеллектуальный анализ текстов)это набор технологий и методов, предназначенных для извлечения информации из текстов. Эти технологии предоставляют возможность работать с большим объемом данных через автоматическое вычленение нужной информации.

ICOLC (Международная коалиция библиотечных консорциумов) также обратилась с просьбой обеспечить удаленный доступ работы с текстами, используя различные способы аутентификации. В ответ на просьбу консорциума 40 издательств полностью открыли свои ресурсы, 38 открыли доступ к тематическим коллекциям по коронавирусам и 18 издательств открыли доступ к книгам и учебникам. Издатели согласились предоставить доступ к своему контенту в машинно-читаемом формате, позволяющем использовать text и data mining при работе с контентом. В том числе они предоставили тестовые доступы, разрешили удаленную аутентификацию, предоставили новые сервисы менеджмента ресурсов, техническую поддержку и обеспечили проведение вебинаров.

Университеты в этот момент не ставили себе цель трансформировать образовательный процесс. Основная деятельность была направлена на выживание и минимизирование потерь, в том числе кадровых. Обучение и все мероприятия были переведены в онлайн-формат. Студентов попросили покинуть кампус и возместили им стоимость проживания. Сотрудники были переведены на удаленную работу, имеющие детей получили трехнедельный оплачиваемый отпуск. Библиотеки также были переведены в онлайн. Главным вызовом стала не организация среды обучения, так как в целом университеты за рубежом были хорошо подготовлены к этому, а избегание неразберихи и обеспечение четкой коммуникации со студентами, преподавателями и другими сотрудниками университета. 

Преподавателям предоставили академическую свободу, при которой они самостоятельно могли выбрать формат курса и расписание. Главное — загрузить курсы в LMS, предоставить рабочую ссылку и проинформировать студентов. В университетах уже были отработаны процедуры выхода в дистант. Ранее многие учебные заведения организовывали рабочие группы, которые занимались выработкой стратегии при осуществлении дистанционной работы. Это помогло сделать текущий процесс более плавным и менее болезненным. Библиотеки, в свою очередь, вообще не испытали трудностей, так как и ранее осуществляли свою работу онлайн, исчезла лишь непосредственная выдача книг.

Больше всего проблем возникло у студентов, так как не все из них имели рабочее место, технику для обучения. Кроме того им было сложнее участвовать в онлайн-дискуссиях, наложилось чувство неопределенности, одиночества, а также появились финансовые трудности из-за потери подработки в университете и произошла отмена обменных программ. Университеты постарались обеспечить студентов ноутбуками до конца семестра и предоставили необходимую коммуникационную поддержку по обучению. Также на сайтах учебных заведений публиковалась актуальная информация по коронавирусу. Поэтому Ирина Константиновна считает, что переход в дистант удался. Но появилась другая проблема, которая до сих пор остается нерешенной: как выходить с дистанционного обучения и работы? 

Сейчас зарубежные вузы рассматривают различные варианты, такие как полный переход в онлайн, использование смешанных форматов обучения и возвращение очного обучения. К основной проблеме прибавляются и другие, не менее важные. Это и обеднение среднего класса, и возможное снижение числа абитуриентов, и нежелание студентов учиться далеко от дома. Кроме того, университеты лишились большого количества источников дохода. Все это говорит о глобальных изменениях в образовании, и, как этот вопрос будет решен, мы узнаем чуть позже. Единственное, что можно сказать с уверенностью: университеты все больше будут вкладываться в дистант и закупать необходимые для него инструменты.

После выступления Ирины Константиновны Александр Юрьевич дал возможность высказаться экспертам из компаний, предоставляющих информационно-образовательные ресурсы. Главным вопросом и темой обсуждения стали возможные потери бюджетов ЭБС и других поставщиков образовательного контента. Уткин Олег Геннадиевич, управляющий директор Clarivate Analytics по России и СНГ, уверен в том, что есть двенадцатимесячное опоздание между экономическими изменениями и показателями информационно-образовательных ресурсов. Поэтому какие-то изменения мы увидим только в 2021 году. Данная отрасль не является крупной: услугами поставщиков пользуется элита в сфере науки и образования. Экономические изменения в мире в меньшей степени влияют на экономику знаний, так как основная цель учебных заведений состоит не в получении прибыли. Поэтому поставщики сейчас находятся в выгодном положении. 

Однако изменения в любом случае произойдут, но только через год, так как университеты в основном заключают договоры на 11–12 месяцев вперед. Рекордными оказались 2008 и 2015 годы, однако после них возникали трудности. Очевидно, что коронавирус наложился на ниспадающий тренд в отрасли. Сейчас поставщикам сложно как заключать новые контракты, так и возобновлять новые. Рынок насыщен научной информацией, доступность ее высока. Сжатие рынка обязательно будет происходить. В течение полутора лет будет явное проседание в финансировании, так как вузы потеряли множество источников дохода. На рынке поставщиков информационно-образовательных ресурсов будут усиливаться слияния и поглощения. Органический рост за счет этих слияний вначале будет давать краткосрочный экономический эффект. Далее монополизация будет только расти и количество небольших организаций сократится. На это повлияет также тенденция к открытому доступу. Олег Геннадиевич выразил мнение, что наука и образование перестанут быть массовым явлением из-за сокращения среднего класса и серьезной трансформации социума. Эпоха массового спроса на информационно-образовательные ресурсы подходит к концу, поэтому нужно искать и выстраивать новые экономические модели.

Парамонов Сергей Викторович, старший региональный представитель Wiley в России и СНГ, уверен, что ситуация с пандемией — вызов для всей отрасли: и для провайдеров, и для потребителей. Никто не ожидал такой ситуации, и реакция на нее была разнообразной. Издательства начали открывать доступ ко всем ресурсам либо к тематическим коллекциям по коронавирусам, предоставлять различные тестовые доступы. Ключевым моментом здесь стало предоставление удаленной аутентификации. В зарубежных университетах проблем с переходом на удаленное обучение и работу не возникло, так как они были подготовлены. Поэтому изменений в работе издательств в данном направлении не произошло. Появились трудности лишь с изданием и логистикой печатных изданий. Издатели не могли выполнить обязательства по договорам. Однако статистика использования информационно-образовательных ресурсов в России и странах СНГ в апреле просела, так как университеты не были полностью готовы к дистанционной работе, в отличие от зарубежных коллег. 

С этим согласен Соколов Андрей Владимирович, представитель EBSCO в России. Он провел анализ того, как изоляция сказалась на статистике использования ресурсами. Сравнивался период с февраля по апрель за 2019 и 2020 года. Оказалось, что те университеты, которые ранее были готовы к дистанционному обучению и работе, обучали своих сотрудников, в два раза нарастили статистику по скачиванию полных текстов. Те, кто не вел работы и не создавал культуру пользования электронными ресурсами, просели в показателях также в два раза. Поэтому Андрей Владимирович считает, что необходимо активнее внедрять систему входа по единому логину и паролю и обучать сотрудников использованию всех электронных ресурсов. EBSCO решили не предоставлять тестовые доступы без участия сотрудников учебных заведений в тренингах, так как чаще всего библиотека берет тестовый доступ, но никто им не пользуется, потому что не знают как. При проведении вебинаров сотрудники компании не только рассказывают о ресурсе, но и узнают о потребностях клиентов. Главной задачей библиотеки сейчас становится разбор предоставляемых ресурсов и донесение их возможностей до всех целевых аудиторий университета.

Посмотреть доклад «Глобальные внеплановые учения по ОБЖ» Разумовой Ирины Константиновны: ссылка

Посмотреть круглый стол «А у них?.. Заморский опыт»: ссылка

Понравился ли Вам материал?