ЛаЛаЛань
Стоит ли учитывать интересы студентов в образовательном процессе? 4 аспекта подготовки кадров в высшей школе
Преподавателям
Стоит ли учитывать интересы студентов в образовательном процессе? 4 аспекта подготовки кадров в высшей школе
Преподавателям
Стоит ли учитывать интересы студентов в образовательном процессе? 4 аспекта подготовки кадров в высшей школе
Преподавателям
Подходы к организации образовательного процесса по-разному трактуют роли учащихся и педагогов, предлагая бо́льшую или меньшую вариативность содержания учебных программ.
В современном образовании сложились две заметные парадигмы, каждая из которых предполагает разные роли учащихся в учебном процессе. Либеральный подход дает студентам самостоятельно регулировать перечень предметов и знаний в рамках учебных программ, исходя из личных интересов и потребностей или руководствуясь конъюнктурой рынка труда. Консервативный подход, напротив, фиксирует определенный набор дисциплин и строгую последовательность получения знаний, осознанно отторгая те элементы, модели и подходы, которые сохраняют статус экспериментальных.

Свобода в рамках программы и вне её

Некоторые образовательные программы допускают в своей структуре вариативную часть. С первого курса студенты, получающие образование по таким программам, должны самостоятельно выбирать учебные дисциплины, исходя из собственных интересов и стремлений, но в заданных учебными планами рамках.

Некоторые вузы (НИУ ВШЭ, факультет свободных искусств и наук СПбГУ) пошли дальше и предложили учащимся некоторых подразделений самостоятельно регулировать списки дисциплин в индивидуальных учебных планах.

Индивидуальные планы – вершина либерализации системы образования. Каждый студент, получающий образование по индивидуальному плану, волен выбирать как наиболее интересные и полезные дисциплины, так и те предметы, которые позволят без проблем получать хорошие оценки и успешно закрывать сессии.

Другими словами, проблема индивидуализации образования создает некоторую неразбериху: «на выходе», то есть после защиты квалификационной работы, все студенты, вне зависимости от перечня избранных предметов и уровня подготовки, получают диплом, уравнивающий их достижения с помощью системы оценок. Особенно сложно в такой ситуации работодателям, которые все чаще вынуждены использовать инструменты тестирования и создавать аналитические подразделения в отделах найма. Порой только независимая экспертиза способна отличить подготовленного молодого профессионала от человека, избравшего путь наименьшего сопротивления: анализ диплома и портфолио не дает хантерам нужных результатов.

Неоднозначное влияние рынка труда

Сочетание информатизации и рыночных механизмов производства и потребления благ оказали значительное влияние на высшее образование. С одной стороны информация в современном мире распространяется волнами, то есть по законам хайпа, и делает популярным определенные технологии и механизмы, а следовательно, требует от специалистов все новых компетенций, дать которые классическая высшая школа не может. С другой стороны, информацию подхватывает рынок, стремящийся максимизировать выгоду и удовлетворить возникающий кадровый голод. В результате этих интерференций возникают новые специальности, приведем в пример специалистов по коммуникациям в социальных сетях и анализу больших данных. Новые специальности интересны работодателям и учащимся, но сложившаяся конъюнктура имеет и обратную сторону.

Технологии под влиянием информационных волн и воли рынка эволюционируют с такой скоростью, что образовательные организации едва ли способны успеть за этими изменениями. Так, в 2018 году всплеск интереса молодых специалистов вызывали криптовалюты, переживавшие пик своего развития. По данным последних опросов, 7% россиян добывали криптовалюты и изучали технологию blockchain. Ситуация быстро изменилась после падения курса основных криптовалют: еще недавно пользовавшиеся популярностью криптофермы распродаются за бесценок. Судьба создаваемых ведущими вузами (МГУ, НИУ ВШЭ, МИСиС, МФТИ и СПбГЭУ) биткоин-программ в свете текущих событий становится туманной.

Консервативный ответ

Безусловно, вузовское образование имеет определенную специфику, и механизмы распределенных вычислений, ставшие наглядным примером ранее, обладают еще неизученным сильным потенциалом, но будут ли новые специальности востребованы абитуриентами, получившими информацию о неустойчивости криптовалют и сделавшими на её основании ошибочные выводы о бесперспективности изучения блокчейна, – большой вопрос.

Здесь заметим, что интересы учащихся не всегда соответствуют установкам рынка, и в то же время не все вузы стремятся любыми способами оправдать эти ожидания. Ведущие университеты, развивая новые направления, сохраняют классическое образование с предсказуемым набором учебных дисциплин и понятными традиционными компетенциями.

Такие консервативные образовательные программы предполагают ограниченную вариативность или вовсе исключают возможность какого-либо влияния слушателей на учебный процесс. Главная установка консерваторов состоит в традиционном распределении ролей «Ученик–Учитель», которое отдает учащемуся пассивную роль потребителя знаний. «Классические» программы, по замыслу создателей, дают базовые компетенции (например, в области иностранных языков, права, физики и высшей математики), которые молодые специалисты вольны развивать в нужном направлении по окончании вуза.

С одной стороны, консервативные практики делают реальностью острую необходимость дополнительного образования, переобучения или прохождения онлайн-курсов после выпуска из вуза. С другой стороны, формальное отсутствие свободы выбора может дать более глубокие базовые знания и навыки, развитие которых способно «вывести» студентов как в фундаментальные науки, так и в узкие специальности. К тому же выбор, сделанный студентом на первом курсе, может быть неосознанным, диктуемым влиянием эмоций или моды, и, например, решение об освоении узкой специализации в этом случае обернется карьерным фиаско.

Выбор есть всегда. Вместо заключения.

Вопрос о главенстве роли студентов в высшем образовании и их способности влиять на программы подготовки не имеет однозначного ответа. Правда, как всегда, скрыта вне любого из двух подходов, поскольку жизнь подкидывает спорщикам ряд примеров, которые не вписываются ни в одну из парадигм: ни в консервативную, ни в экспериментальную. Талантливые и настойчивые студенты находят свое место на рынке труда вне зависимости от подходов. Например, основатель «Вконтакте» и Telegram Павел Дуров получил классическое образование лингвиста, а Билл Гейтс в студенческие годы считал, что университетские программы серьезно отстают от жизни. Тем не менее, основатель Microsoft не решался читать лекции студентам до тех пор, пока не завершил учебу в зрелом возрасте, мотивируя свой отказ тем, что его опыт единичный и он [Билл Гейтс – прим.] не хотел бы сбивать будущих специалистов с жизненного пути.

Но есть и компромиссные варианты. Здесь уместным будет вспомнить, что трехступенчатая система высшего образования уже дает всем учащимся мобильность, существующую вне зависимости от принятых вузами подходов и практик. Получив классическое образование по программе бакалавриата, каждый студент может углубить свои знания, выбрать более подходящую ему программу магистратуры или получить другую специальность, кардинально отличающуюся от базовой.

Сложившееся положение вещей примиряет консерваторов и либералов от образования и выносит за скобки обсуждений вопросы усиления роли педагогов и расширения возможностей слушателей. Ведь, в сущности, с высоты системного подхода к обучению, неважно, классическое образование дает вуз или инновационное, главное – качество полученных знаний. Ведь именно качество знаний – измеримый показатель, изменения которого смогут подтвердить или опровергнуть целесообразность тех или иных изменений.

Понравился ли Вам материал?